is3 (is3) wrote,
is3
is3

Categories:
Secret NYPD Files: Officers Can Lie And Brutally Beat People — And Still Keep Their Jobs

Secret files obtained by BuzzFeed News reveal that from 2011 to 2015 at least 319 New York Police Department employees who committed offenses serious enough to merit firing were allowed to keep their jobs.

Many of the officers lied, cheated, stole, or assaulted New York City residents. At least fifty employees lied on official reports, under oath, or during an internal affairs investigation. Thirty-eight were found guilty by a police tribunal of excessive force, getting into a fight, or firing their gun unnecessarily. Fifty-seven were guilty of driving under the influence. Seventy-one were guilty of ticket-fixing. One officer, Jarrett Dill, threatened to kill someone. Another, Roberson Tunis, sexually harassed and inappropriately touched a fellow officer. Some were guilty of lesser offenses, like mouthing off to a supervisor.

At least two dozen of these employees worked in schools. Andrew Bailey was found guilty of touching a female student on the thigh and kissing her on the cheek while she was sitting in his car. In a school parking lot, while he was supposed to be on duty, Lester Robinson kissed a woman, removed his shirt, and began to remove his pants. And Juan Garcia, while off duty, illegally sold prescription medication to an undercover officer.

In every instance, the police commissioner, who has final authority in disciplinary decisions, assigned these officers to “dismissal probation,” a penalty with few practical consequences. The officer continues to do their job at their usual salary. They may get less overtime and won’t be promoted during that period, which usually lasts a year. When the year is over, so is the probation.

read more

Welcome to democrazyWelcome to democrazy wrote the following post Sun, 16 Dec 2018 07:04:17 +0300
Полиции США разрешено совершать преступления.
#^Полиции США разрешено совершать преступления.

Image/photo
Секретные документы, полученные BuzzFeed News, показали, что с 2011 по 2015 годы не менее 319 нью-йоркских полицейских, которые совершили достаточно серьёзные проступки, чтобы потерять работу, не были уволены. Многие полицейские лгали, мошенничали, воровали и нападали на ньюйоркцев. По меньшей мере, 50 полицейских лгали при составлении официальных докладов, под присягой или во время проведения внутренних расследований. 38 полицейских были признаны полицейским трибуналом виновными в жестоком обращении, избиении и беспричинной стрельбе. 57 были виновны в управлении транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. 71 виновен в подделке ордеров. Полицейский Джарретт Дилл угрожал убить человека. Роберсон Танис сексуально домогался до другого полицейского. Некоторые полицейские были виновны в совершении незначительных проступков, например – в спорах с начальником.

Около двух десятков полицейских работали в школах. Эндрю Бэйли был признан виновным в домогательстве к ученице, так как погладил её бедро и поцеловал её, когда она сидела в его машине. Находясь на школьной автостоянке во время своего дежурства, полицейский Лестер Робинсон поцеловал женщину, снял рубашку и начал снимать штаны. Во время своего дежурства Хуан Гарсиа нелегально продал лекарство без рецепта переодетому полицейскому. В каждом случае комиссар полиции, который обладает правом принять окончательное решение по правонарушителям, не увольнял их, а назначал испытательный срок или штрафы. Также им назначались небольшие финансовые наказания, например, в виде годового отказа в увеличении зарплаты.

Сегодня многие из этих правонарушителей продолжают патрулировать улицы, арестовывать людей, бросать их в тюрьмы и давать показания в суде. Но арестованные не имеют права знать о преступлениях полицейских. Поэтому они вынуждены принимать жизненно важные решения – например, защищаться в суде или подписывать сделку о признании вины – не зная, что арестовавший их полицейский признан лжецом, хотя эта информация может серьёзно повлиять на вердикт присяжных. BuzzFeed News получил от анонимного источника полицейские документы объёмом несколько сотен страниц, которые считаются совершенно секретными по спорному закону о «персональных данных». В дальнейшем, информация из этих документов была проверена с помощью сотен телефонных звонков в полицию Нью-Йорка и личных встреч с полицейскими, прокурорами и адвокатами, а также в результате анализа судебных документов.

В ближайшие месяцы BuzzFeed News планирует опубликовать полученную информацию о нью-йоркских полицейских, которые получили испытательные сроки. Но в этих документах содержится информация не обо всех виновных полицейских. За 5 лет из 50 тыс. сотрудников полиции Нью-Йорка 777 полицейских были признаны виновными в совершении правонарушений. За это же время 423 полицейских были вынуждены уволиться, чтобы избежать дисциплинарных наказаний. Но эти секретные документы содержат наиболее полную информацию о полицейских правонарушителях, которая всегда была строжайшим секретом полиции Нью-Йорка, показывая, что они продолжают держать в своих руках жизни ньюйоркцев, несмотря на свои проступки.

В трёх штатах - Нью-Йорк, Делавэр и Калифорния - есть законы о секретности персональных данных полицейских. В последние годы полиция Нью-Йорка ужесточила толкование этого закона, несмотря на растущее общественное требование прозрачности информации о полицейских преступлений. Полиция Нью-Йорка в равной или более строгой форме наказывает не только полицейских-правонарушителей, но и полицейских-разоблачителей, которые раскрывают информацию о неправомерных действиях своих коллег. «Если 10 полицейских виновны в одинаковом проступке, результат для каждого будет различным. Если вы жалуетесь, забудьте об этом», - сказала бывший следователь по внутренним расследованиям Дайана Дэвис, которая подала иск против своего начальства за расовую дискриминацию.

Билл Браттон и Рэй Келли - бывшие комиссары нью-йоркской полиции, которые не обращали внимание на проступки своих подчинённых за период, отражённый раскрытыми документами - отказались отвечать на вопросы BuzzFeed News. Журналисты попытались связаться с полицейскими, чьи имена оказались в секретных документах, звоня им домой и посылая письма. Некоторых из них не удалось найти, поэтому журналисты отправили их списки в полицейские профсоюзы и в Управление полицией, чтобы они подсказали их нынешнее место проживания. Большинство полицейских отказались отвечать на вопросы. Представитель полиции Нью-Йорка Кевин Ричардсон, служащий заместителем комиссара по юридическим вопросам, заявил, что закон запрещает ему комментировать дела полицейских. По его мнению, испытательный срок – очень действенная мера наказания.

«Полиция не заинтересована в увольнении сотрудников, которых не нужно увольнять. Мы заинтересованы в сохранении сотрудников и принуждении их к соблюдению правил и законов», - сказал он. - «Но если мы понимаем, что их проступки слишком серьёзны и их нужно уволить, комиссар полиции с готовностью делает это». Ричардсон добавил, что с начала его службы в полиции Нью-Йорка в 2014 году, он работал над тем, чтобы сделать эту процедуру более справедливой, в частности он пересмотрел штрафы, которые налагаются на виновных полицейских. Руководство полиции Нью-Йорка отказалось предоставлять сведения об изменении штрафов и других наказаний, поэтому неизвестно, насколько правдивы его слова.

На вопрос о правонарушениях полицейских президент профсоюза школьных полицейских Грегори Флойд заявил: «мы не потворствуем этому». Представитель крупнейшего профсоюза полицейских Нью-Йорка «Благотворительной ассоциации патрульных» Эл О’Лири заявил: «Мы не собираемся говорить с вами о наших сотрудниках в негативном плане». Бывший нью-йоркский полицейский Джозеф Джикалоне, который более 20 лет занимался внутренними расследованиями, сказал: «Испытательный срок назначается тому, кто совершил что-нибудь серьёзное, но не нарочно, кто честно ошибся». Но тот, кто намеренно совершил тяжкое преступление, например, солгал или украл полицейское имущество, должен быть уволен. «Они не оправдали данное им доверие», - сказал он.

«Я совершенно не хочу говорить об этом».

В течение первых шести лет службы в полиции Реймонд Марреро был обвинён в избиении человека, несправедливом аресте другого человека, нападении на третьего и даче ложный показаний против четвёртого. В феврале 2008 года коренастый и бритоголовый полицейский 52-го участка Бронкса Марреро арестовал женщину, которая сняла его на видео. Полицейский отобрал у неё телефон, который впоследствии так и не был ей возвращён. Её обвинили в создании препятствий исполнению обязанностей государственного служащего, нарушении общественного порядка и нападении на полицейского. Суд её оправдал, и она сама подала иск на полицию, и власти города заплатили ей 25000 долларов без признания вины. В полученных BuzzFeed News документах нет никаких упоминаний о наказании Марреро.

Через несколько месяцев Марреро устроил скандал с мужчиной, когда выписывал ему штраф за неправильную парковку в Бронксе. Судья пришёл к выводу, что объяснения Марреро, почему он бросил на землю этого мужчину, несколько раз ударил его ногами по голове и арестовал, звучат «невероятно». Полиция снова обвинила пострадавшего, но суд оправдал его, и после ответного иска городские власти заплатили 500 тыс. долларов без признания вины. Марреро снова не был наказан. Затем, в начале 2009 года бывший полицейский волонтёр Луис Делюка столкнулся мужчиной, который облапал 17-ю подругу его брата. Мужчина собрал своих приятелей, там же оказался и Марреро. Делюка сказал ему: «Тут рядом парни, один из них облапал мою родственницу».

Марреро и его партнёр приказали Делюке заткнуться. Делюка почувствовал неладное и обругал Марреро. Полицейский бросил его на землю и арестовал. Перевозя Делюку в полицейский участок, Марреро несколько раз ударил его дубинкой по голове, так, что у того потекла кровь. Другой полицейский сказал в суде, что крови было так много, что они сбегали за шваброй. Позже в больнице пострадавшему наложили на рану 12 скобок. В своих показаниях Делюка привёл слова Марреро: «Ты не можешь так неуважительно относиться к нам на улице». Делюка отказался от иска за 398000 долларов, из которых Марреро заплатил только 4000 долларов.

Ещё через год Марреро и его партнёр избили заключённого в наручниках. Во время внутреннего расследования Марреро отрицал, что они использовали физическую силу. По некоторым данным, к 2014 году власти города заплатили около 900 тысяч долларов, чтобы замять все обвинения против Марреро. Публично, ни он, ни полиция, ни власти города так и не признали вину ни в одном из случаев преступлений. Но в секретных документах отмечено, что во время внутреннего расследования ареста Делюки Марреро признал свою вину по нескольким полицейским обвинениям, включая использование чрезмерной силы, причинение ненужного физического вреда и дачу ложных показаний следователям.

Однако, тогдашний комиссар полиции Рэй Келли решил, что нет причин для его увольнения. Вместо этого ему назначили испытательный срок и лишили 45 дней отпуска. Марреро продолжает служить в полиции, получив в прошлом году 120 тыс. долларов. Он патрулирует улицы, арестовывает людей, несмотря на совершённые преступления. Журналисты BuzzFeed News дозвонились до Марреро и задали ему вопросы. «Я совершенно не хочу говорить об этом», - ответил тот по телефону. Комиссия по борьбе с коррупцией в полиции, созданная в 1995 году для внешней проверки нарушений в полиции, рассмотрела дело Марреро, но, опять же, без серьёзных последствий для него.

Комиссия сделала вывод, что Марреро «испытывает нехватку качеств, необходимых для работы сотрудником полиции». Вместо испытательного срока, его нужно было уволить. Но комиссия не имеет права вмешиваться в действия полиции. Узнав, что полицейский, который избил его дубинкой, до сих пор служит в полиции, Делюка, который больше не связан с полицией, был шокирован. «Вы разыгрываете меня», - сказал он. - «Я был на 100% уверен, что он потеряет свою работу». Покачав головой, он добавил: «Я не могу представить, скольких людей он избил с тех пор».

«О чём это говорит другим полицейским?»

Закон, который утаивает от общественности проступки полицейских в Нью-Йорке – один из самых строгих в стране. Когда принимался 50-й раздел Закона о гражданских правах, законодатели штата были уверены, что нашли разумный баланс между необходимостью адвокатов и прокуроров получать доступ к данным о серьёзных правонарушениях и необходимостью в защите персональных данных полицейских. Но это не сработало. Защищая предложенный закон 40 лет назад, президент «Благотворительной ассоциации патрульных» Джон Мей пожаловался на «непроверенные и необоснованные обвинения» и на некорректное использование адвокатами и СМИ «конфиденциальной информации и привилегированных медицинских данных» полицейских.

В 1976 году законодатели штата приняли закон, который запретил публично раскрывать данные о правонарушениях полицейских и передавать их в руки судей. Цель этого закона состояла в засекречивании от общественности данных о полицейских правонарушениях и раскрытии только сведений о серьёзных преступлениях, которые могли бы помочь в судебном разбирательстве. В этом законе говорится, что «персональная информация сотрудников полиции должна считаться конфиденциальной». В дальнейшем Управление полиции и профсоюзы Нью-Йорка приложили максимум усилий для ужесточения секретности этой информации. И в большинстве случаев, судьи шли на уступки. «Благотворительная ассоциация патрульных», в которую входят большинство нью-йоркских полицейских, подала недавно судебный иск против Управления полиции за утечку видеозаписи полицейского убийства вооружённого мужчины в Бронксе. По мнению этого профсоюза, запись с нательной камеры наблюдения является служебной записью, а значит подлежит засекречиванию. Это судебное разбирательство ещё продолжается.

В течение многих десятилетий открытые данные о наказаниях полицейских располагались на 13-м этаже Управления полиции. В мае 2016 года крупнейшая общественная адвокатская организация в стране «Общество правовой помощи» подала заявку на получение открытых данных о наказаниях. Но ей отказали. Управление полиции заявило, что данные о наказаниях засекречены по закону 1976 года. Организация «Общество правовой помощи» подала иск о раскрытии данных, но решение по нему до сих пор не принято. Судебные разбирательства по этому иску открыты для общественности, но время и места заседаний, как и их результаты не раскрываются. В результате, обычные жители Нью-Йорка не знают, что происходит в маленькой серой комнате на 11-м этаже Управления полиции, благодаря чему полицейские, виновные в таких серьёзных злоупотреблениях как кража собственности, необоснованный арест или использование чрезмерной силы, могут уходить от наказания.

В условиях такой строгой секретности, по словам некоторых полицейских, внутренние расследования превращаются в «мартышкин суд», который отягощён фаворитизмом, расизмом и простым давлением с целью признания вины. Некоторые полицейские говорят, что соглашались с обвинениями, боясь получить более суровые наказания. Внутренние разбирательства управляются не судьями, а высшими должностными лицами, которые исполняют волю комиссара полиции. После рассмотрения доказательств администратор разбирательства выносит рекомендацию о признании вины и наказании, или оправдании. И только комиссар полиции решает, что делать с этой рекомендацией. Даже если было рекомендовано уволить полицейского, комиссар может закрыть на это глаза. Рэй Кошиц, который наблюдал за внутренними разбирательствами с 1988 по 2002 годы, заявил, что нелегальное хранение наркотиков, воровство, коррупция и убийства почти наверняка приведут к увольнению. Но когда журналисты BuzzFeed News показали ему документы о десятках полицейских, которые получили за эти правонарушения только испытательный срок, он очень удивился.

«О чём это говорит другим полицейским?», - воскликнул он. Предполагается, что ложь – серьёзный проступок, который должен закончиться увольнением. Но секретные полицейские документы показали, что солгавшие полицейские могут быть уволены, если возникнут «исключительные обстоятельства». Заместитель комиссара по внутренним расследованиям Ричардсон заявил, что ложь – очень серьёзное правонарушение, но она не обязательно должна приводить к увольнению. В определённых обстоятельствах, например, когда полицейский «проявил угрызения совести», его наказывают только испытательным сроком, чтобы другие полицейские понимали, что «Управление полиции не будет терпеть это», - заявил он.

В секретный документах говорится, что минимум 50 полицейских, которые были признаны виновными «в введении в заблуждение и неаккуратном составлении служебных записей», а также во лжи присяжным, прокурорам и следователям, не были уволены. Например, полицейский Лайза Марш, служившая в 48-м участке Брокса, скрыла преступление и подделала протоколы расследования. Полицейский Карлос Рид «предоставил неточные данные об аресте» в окружную прокуратуру Манхэттена. Полицейский Хесус Ролдан, которые и сейчас работает в Бруклине, «дал неточные показания в суде присяжных». Несмотря на заявления полиции, что она не будет терпеть ложь, все эти полицейские продолжают служить в полиции.

«Поистине возмутительно».

Чтобы отправить невиновного человека в тюрьму, достаточно лживых показаний полицейского. Например, в начале этого года было доказано, что полицейский из Квинса подбросил человеку наркотики, из-за чего невинный человек 52 дня просидел в тюрьме. В Бруклине окружной прокурор вынужден был пересмотреть более 40 дел, когда стало известно, что бывший полицейский Луис Скарчелла виновен в убийстве, лжесвидетельстве и фабрикации доказательств. На данный момент уже отменены 7 приговоров за убийство, которые были вынесены из-за лжи Скарчеллы, включая один случай, когда невиновный человек просидел в тюрьме более 20 лет. Каждый день ньюйоркцы, обвиняемые в преступлениях, должны решить: рискнуть ли им судебным разбирательством, или согласиться на сделку признания вины в обмен на смягчение приговора. Не имея веских доказательств лжи полицейского, большинство адвокатов убеждают своих клиентов подписать признание, так как присяжные прислушиваются к свидетельствам полицейских, а не обвиняемых. По всему штату Нью-Йорк, более 98% обвиняемых подписывают признание вины, боясь получить в суде более суровые приговоры.

Если появятся доказательства, что полицейский, дающий показания в суде, уже был замечен во лжи, то приговор может измениться. Но такие доказательства очень сложно получить. В соответствии с федеральным законодательством, прокуроры обязаны раскрывать свидетельства, которые могут оправдать обвиняемого, но в этом деле существует множество ньансов. Адвокаты, которые хотят выяснить, замешан ли полицейский в каких-либо правонарушениях, должны преодолеть несколько препятствий. Сначала, они должны убедить судью, что в деле полицейского есть что-то, что непосредственно относится к преступлению, в котором обвиняется ответчик. Это сложно сделать, если нет доступа к делам полицейских. Поэтому адвокаты говорят, что они летят вслепую. Адвокат по криминальным и правозащитным делам Дэн Макгиннесс, работающий в нью-йоркских судах с 2006 года, говорит, что он может только искать в интернете новости и данные о судебных процессах, в которых был замешан данный полицейский, в надежде, что кое-что просочилось наружу. «У нас действительно связаны руки», - сказал он.

«Там много подводных камней», - добавил коллега Макгиннесса Адам Перлмуттер. Если адвокатам удастся убедить судью рассмотреть дело полицейского, всё равно не ясно, одобрит ли судья раскрытие этого дела. Но даже если судья одобрит раскрытие дела, прокуроры специально затягивают раскрытие до начала суда, пользуясь лазейками в законодательстве Нью-Йорка. Из-за этого у адвокатов остаётся мало времени (в некоторых случаях несколько часов) для анализа информации, поиска и опроса свидетелей и подготовки стратегии защиты. «Они усложняют нам работу в суде», - сказал адвокат Джон Шофель.

Жертвы полицейского насилия сталкиваются с аналогичными проблемами. В 2015 году домработница Рози Мартинес обвинила двух полицейских в избиении её во время допроса. Во время расследования адвокаты Мартинес запросили доступ к делу виновных полицейских. Один из полицейских, Джейсон Форджионе, был наказан испытательным сроком за ложь о незаконном обыске. Эта ложь привела к серии плохих последствий: прокуроры были вынуждены отказаться от обвинений против осуждённого преступника, а нью-йоркские налогоплательщики должны были заплатить 33500 долларов, чтобы замять дело. И снова городские власти не признали вину полиции. И хотя судья одобрила раскрытие этой информации, власти города и полиция отказались это сделать.

Когда судья узнала об этом, она разозлилась. «Поведение властей поистине возмутительно», - сказала она. Это судебное разбирательство продолжается, но положение Мартинес очень сложное. «Они страдают дважды – сначала от рук полицейских, которые избивают их, а затем от городских властей, которые тормозят разбирательства, если они подают судебный иск», - говорит адвокат Джоэл Бергер, который защищал полицейских, а теперь защищает права человека. Но это не единственные жертвы, которые страдают от безнаказанности полицейских правонарушителей. Ложь полицейских может вынудить прокуроров и судей отказаться от обвинений в отношении реальных преступников.

Информация о лжесвидетельствах полицейских «может поставить под угрозу дела, в которых они участвуют», - говорит бывший федеральный прокурор и профессор Бруклинской юридической школы Беннетт Каперс, - «это может привести к необходимости пересмотреть дела, чтобы оценить влияние полицейских». Полицейский Луис Риос – один такой пример. Внутреннее полицейское расследование доказало его вину во лжи. Вместо увольнения, его наказали испытательным сроком. Через пять лет, во время суда над человеком, которого обвинили в наркоторговле, Риос давал показания по этому делу и снова солгал. «Поэтому суд не решился доверять показаниям полицейского Риоса», - отметил судья в окончательном решении суда. Он также добавил, что он вынужден был отбросить показания Риоса, хотя тот был единственным свидетелем. Поэтому обвиняемый вместо 20 лет получил только 1 год лишения свободы. Полицейский Риос до сих пор продолжает служить в полиции.

Последствия для самих полицейских.

Засекреченность информации о проступках полицейских может вредить и им самим. Без общественного контроля нет никаких ограничений для внутренних полицейских наказаний. Незначительные проступки могут закончиться предупреждением в одном случае, и суровым наказанием в другом. Полицейский профсоюз стремится взять под свой контроль процесс наказания и ограничить полномочия комиссара. «Мы считаем, что дисциплинарная система чрезмерно драконовская, но это квази-военная организация, и перед ней стоят аналогичные проблемы, поскольку комиссар – верховная власть», - говорит представитель «Благотворительной ассоциации патрульных» Эл О’Лири. Одна неназванная сотрудница полиции, после расследования Комиссии по борьбе с коррупцией, была наказана испытательным сроком, отстранена от работы на 122 дня, и лишена зарплаты за 30 дней за ложь начальству, что она - мать-одиночка и перед вступлением в должность ей нужно два дня, чтобы пристроить ребёнка.

Несколько нынешних и бывших полицейских сообщили BuzzFeed News, что руководство наказало их испытательным сроком или переводом на другую работу за критику незаконных квот и дискриминации в полиции. Большинство из них отказались раскрывать свои имена, боясь преследований руководства. Дэмон Портер, который уволился из полиции в 2013 году, стал одним из немногих, кто решился открыто поговорить с журналистами BuzzFeed News и показать выписку из своего дела. Он прослужил в полиции 19 лет, и вместе с другими латиноамериканскими полицейскими участвовал в коллективном судебном иске с обвинением руководства в дискриминационном характере наказаний. После этого, начальство начало придираться к нему, наказывая даже за самые мелкие ошибки, которые игнорируются для других полицейских. В мае 2012 года его допросили в специальной комнате Управления полиции Нью-Йорка.

Хотя многие обвинения против Портера были «относительно незначительными», полицейский следователь Роберт Винал нашёл среди них наиболее серьёзные проступки: невежливое отношение к начальнику и недостаточное усердие в расследовании одного дела. Винал рекомендовал назначить ему испытательный срок на 1 год – очень суровое наказание, по сравнению с его напарником, который получил только выговор. Но комиссар Келли решил, что испытательный срок – слишком мягкое наказание. Он решил, что Портер не подходит для службы в полиции. Поэтому ему сократили выслугу, что стоило ему 10 тыс. долларов в год при выплате пенсии. А всего через 9 месяцев на стол Келли легло дело Рея Маррреро… Следствие доказало, что Марреро избил дубинкой человека и солгал руководству полиции. Но Келли решил, что он заслужил второй шанс и наказал его только испытательным сроком.

Источник: Secret NYPD Files: Officers Can Lie And Brutally Beat People—And Still Keep Their Jobs, Kendall Taggart and Mike Hayes, occupy.com, March 07, 2018.

#capitalism #documents #US-Demokraten #usa #police #policestate #nyc
Tags: #capitalism, #documents, #nyc, #police, #policestate, #us, #usa
Subscribe

  • (no subject)

    In 12 hours will be astronomical Floralia, Beltane, Proletie, Witch's bonfire. It is one of the 8 festivals of the Wheel of the Year, the moment…

  • (no subject)

    The Order of the Garter/Орден Подвязки The Most Noble Order of the Garter is an order of chivalry founded by Edward III of England in 1348. It…

  • (no subject)

    The Nart sagas is an epic that exists among a number of peoples of the North Caucasus, which is based on legends about the origin and adventures of…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments