is3 (is3) wrote,
is3
is3

«Хожение за три моря». Сочинение Никитина было первым русским произведением, точно описывающим торговое и нерелигиозное путешествие. Известный русский историк Н. М. Карамзин открыл «Хожение за три моря» в Троицком списке и опубликовал отрывки из него в примечаниях к VI тому «Истории государства Российского».

"A Journey Beyond the Three Seas". Nikitin's work was the first Russian work to accurately describe a trade and non-religious journey. The famous Russian historian N.M. Karamzin opened "The Voyage Beyond Three Seas" in the Trinity List and published excerpts from it in the notes to Volume VI of "History of the Russian State".

Image/photo
Записи Никитина очень любопытны. Помимо того, что автор знакомит нас с культурой и историей народов, среди которых ему приходилось бывать, он оставил нам интересный памятник русской речи. Удивительным в ней является то, что Афанасий, повествуя о своих странствиях, иногда переходит с русского языка на какую-то тарабарщину, понять которую невозможно. Но ее можно перевести, зная тюркские языки.
Необычным в записках русского путешественника является и частое обращение к Аллаху, которого он называет Олло. Более того, он неоднократно использует традиционное мусульманское «Аллах акбар», что недвусмысленно показывает, к какому богу он обращается. Вот типичная для всего текста молитвенная тирада, в которой, как и в других местах, русская речь чередуется с нерусской:
"Олло худо, Олло акь, Олло ты, Олло акъбер, Олло рагым, Олло керим, Олло рагым елъло, Олло карим елло, таньгресень, худосеньсень. Бог един, тъй царь славы, творець небу и земли."
Смотрим перевод:
"Господи Боже, Боже истинный, ты Бог, Бог великий. Бог милосердный. Бог милостивый, всемилостивейший и всемилосерднейший ты. Господи Боже. Бог един, то царь славы, творец неба и земли."
Переводчик явно не справился с никитинским «Олло», и Аллах превратился у него в политкоректного Бога, а оригинальный текст таким образом утратил один из своих смыслов. Читая «Хождение» в подобном переводе, уже невозможно увидеть своеобразия и необычности старой русской культуры, и то, на сколько неверны наши представления о древнем православии.
Почти в самом конце рассказа Афанасий употребляет свои традиционные восклицания, среди которых и мусульманское «Аллах акбар», и христианское «Аминь», то есть, по нашим представлениям, смешивает несовместимое:
"Милостиею Божиею преидох же три моря. Дигерь Худо доно, Олло перводигерь дано. Аминь! Смилна рахмам рагим. Олло акьбирь, акши Худо, илелло акшь Ходо. Иса рухоало, ааликъсолом. Олло акьберь. А илягаиля илелло."
Последнее словосочетание в этом отрывке – это классическое «Нет бога, кроме Аллаха», но в переводе мы видим нечто совсем другое: «Нет бога, кроме Господа». По сути, это одно и то же, но исламский характер веры автора становится незаметен.

Nikitin's recordings are very curious. Apart from the fact that the author introduces us to the culture and history of the peoples he has visited, he has left us an interesting monument of Russian speech. What is surprising about it is that Afanasiy, when he talks about his travels, sometimes goes from Russian to some kind of gibberish that is impossible to understand. But you can translate it knowing the Turkic languages.
Unusual in the notes of the Russian traveller is the frequent reference to Allah, whom he calls Ollo. Moreover, he repeatedly uses the traditional Muslim "Allah Akbar", which clearly shows which god he addresses. Here is a typical prayer tirade for the whole text, in which, as elsewhere, Russian speech alternates with non-Russian:
"Ollo hudo, Ollo ak, Ollo ty, Ollo akber, Ollo ragym, Ollo kerim, Ollo ragym elelo, Ollo karim ello, tangresen, hudosensen. Boz edin, ty tsar slavy, tvorets nebu i zemli."
We see the translation:
"O Lord God, true God, you are God, great God. God is merciful. God is merciful, you are the most merciful and merciful God. Lord God. God is one, then the king of glory, creator of heaven and earth."
The translator obviously failed to cope with the Nikitin "Ollo", and Allah turned into a politically correct God, and the original text thus lost one of its meanings. Reading "A Journey Beyond the Three Seas" in such a translation, it is no longer possible to see the originality and uniqueness of old Russian culture, and how wrong our ideas about ancient Orthodoxy are.
Almost at the very end of the story, Afanasiy uses his traditional exclamations, among them the Muslim "Allah Akbar" and Christian "Amen", that is, according to our ideas, mixes the incompatible:
"Milostieyu Bozhiey preidoh zhe tri morya. Diger Hudo dono, Ollo pervodiger dano. Amen! Smilna rahmam ragim. Ollo akber, akshi Hudo, ilello aksh Hodo. Isa ruhoalo, aaliksolom. Ollo akber. A ilyagailya ilello."
The last phrase in this passage is the classic "There is no God but Allah", but in translation we see something quite different: "There is no God but God". In essence, it is the same, but the Islamic character of the author's faith becomes invisible.



Записи свои, находясь уже на Руси он заканчивает молитвой, которая укрепляет в мысли о том, что тверской купец Афанасий Никитин все же сменил прежнее вероубеждение. Удивительно, Никитин в последние часы упоминает фразы, которые повторял бы перед смертью праведный мусульманин. Заключительная молитва в «Хожении» Афанасия Никитина состоит из трех частей: 1)общего прославления Бога, 2) искаженного написанием прославления Аллаха по 22—23 аятам 59-й суры Корана и 3) безошибочного по порядку и довольно точного по написанию перечня эпитетов Аллаха, начиная с 4-го по 31-е его «имя».
Вот она (приведена в соответствие с Троицким изводом):
«Олло перводигырь! Милостью же божиею проеидох (прошел) же три моря. Дигырь худо доно, олло перводигирь доно. Амин! Смилна рахмамъ рагымъ. Олло акберь, акши худо, иллелло акши ходо. Иса — рухолло, аликсолом. Олло акберъ. Ла илягиля илл Олло. Олло перводигерь. Ахамду лилло, шукуръ худо афатад. Бисмилнаги рахмам ррагым. Хуво мугу ллязи, ля иляга ильля гуя алимул гяиби ва шагадати. Хуа рахману рагыму, хуво могу лязи. Ля иляга ильля гуа. Альмелику, алькудосу, асалому, альмумину, альмугамину, альазазу, альчебару, альмутаанъбиру, альхалику, альбариюу, альмусавирю, алькафару, алькахару, альвахаду, альразаку, альфаиагу, альалиму, алькабиру, альбасуту, альхафизу, альъррафию, альмавифу, альмузилю, альсемию, альвасирю, альакаму, альадьюлю, альятуфу!»
[Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного! Аллах велик, Боже благой. Иисус – дух от Аллаха, мир ему. Аллах велик. Нет бога, кроме Аллаха. Господь-промыслитель. Хвала Аллаху, благодарение Богу всепобеждающему. Во имя Аллаха милостивого, милосердного. Он Бог, кроме которого нет Бога, знающий все скрытое и явное. Он Милостивый, милосердный. Он не имеет себе подобных. Нет Бога, кроме Него. Он Властитель, Святость, Мир, Хранитель, Оценивающий добро и зло, Всемогущий, Исцеляющий, Возвеличивающий, Творец, Создатель, Изобразитель, Он Разрешитель от грехов, Каратель, Разрешающий все затруднения, Питающий, Победоносный, Всесведуший, Карающий, Исправляющий, Сохраняющий, Возвышающий, Прощающий, Низвергающий, Всеслышащий, Всевидящий, Правый, Справедливый, Благой].

He concludes his notes with a prayer, which strengthens his thoughts that the Tver merchant Afanasy Nikitin has changed his previous beliefs. Amazingly, in the last few hours Nikitin mentions phrases that a righteous Muslim would repeat before his death. The final prayer in "A Journey Beyond the Three Seas" by Afanasy Nikitin consists of three parts: 1) general glorification of God, 2) distorted by the writing of the glorification of Allah according to the 22-23 ayats of the 59th surah of the Koran, and 3) an error-free and fairly accurate list of epithets of Allah from the 4th to the 31st "name".
Here it is (brought in line with Trinity Exodus):
«Ollo pervodigyr! Milostie zhe Bozheyu proeidoh zhe tri morya. Digir Hudo dono, Ollo pervodigir dono. Amen! Smilna rahmam ragym. Ollo akber, akshi Hudo, illello akshi hodo. Isa - ruhollo, aliksolom. Ollo akber. La ilyagilya ill Ollo. Ollo pervodiger. Ahamdu lillo, shukur hudo afatad. Bisminagi rahmam rragym. Huvo mugu llyzi, lya ilyaga il-llya guya alimul gyabi va shagadati. Hua rahmanu ragymu, huvo mogu lyazi. Lya ilyaga il-lya gua. Almeliku, alkudosu, asalomu, almuminu, almugaminu, alyazazu, alchebaru, almutaanibiru, alhaliku, albariuyu, almusaviry, alkafaru, alkaharu, alvahadu, alrazaku, alfaiagu, alalimu, alkabiru, albasutu, alhafizu, alerrafiu, almavifu, almuzilu, alsimiyu, alvasiryu, alakamu, aladyulyu, alyatufu!»
[In the name of Allah the Merciful, Merciful! Allah is great, Good God. Jesus is the spirit of Allah, peace be upon him. Allah is great. There is no God but Allah. The Lord is a thinker. Praise be to Allah, thanks be to God Almighty. In the name of Allah, the merciful, merciful. He is God, except for whom there is no God, who knows everything hidden and obvious. He is merciful, merciful. He has no one like Him. There is no God but Him. He is the Ruler, the Holy One, the World, the Guardian, the Evaluator of Good and Evil, the Almighty, the Healer, the Exalted, the Creator, the Creator, the Imaginator, the Permitter from Sins, the Carator, Resolution of all difficulties, Nourishing, Victorious, Omniscient, Punishing, Correcting, Preserving, Exalting, Forgiving, Neglecting, Hearing, Omniscient, Omniscient, Right, Just, Good].


🔗 http://kodeks.uni-bamberg.de/Russia/Texts/AfanasijNikitin-TroickijSpisok1.htm

originally posted on ussr.win
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments