is3 (is3) wrote,
is3
is3

Categories:
#^https://popularresistance.org/banishing-truth/
The investigative reporter Seymour Hersh, in his memoir “Reporter,” describes a moment when as a young reporter he overheard a Chicago cop admit to murdering an African-American man. The murdered man had been falsely described by police as a robbery suspect who had been shot while trying to avoid arrest. Hersh frantically called his editor to ask what to do. “The editor urged me to do nothing,” he writes.

Hersh, the greatest investigative reporter of his generation, uncovered the U.S. military’s chemical weapons program, which used thousands of soldiers and volunteers, including pacifists from the Seventh-day Adventist Church, as unwitting human guinea pigs to measure the impact of biological agents including tularemia, yellow fever, Rift Valley fever and the plague. He broke the story of the My Lai massacre. He exposed Henry Kissinger’s wiretapping of his closest aides at the National Security Council (NSC) and journalists, the CIA’s funding of violent extremist groups to overthrow the Chilean President Salvador Allende, the CIA’s spying on domestic dissidents within the United States, the sadistic torture practices at the Abu Ghraib prison in Iraq by American soldiers and contractors and the lies told by the Obama administration about the raid that killed Osama bin Laden.

Reporters embedded with military units in Iraq and Afghanistan routinely witness atrocities and often war crimes committed by the U.S. military, yet they know that access is dependent on keeping quiet. This collusion between the press and the powerful is a fundamental feature of journalism, one that even someone as courageous as Hersh, at least a few times, was forced to accept. And yet, there comes a time when reporters, at least the good ones, decide to sacrifice their careers to tell the truth.

The Obama administration charged eight people under the Espionage Act of leaking to the media—Thomas Drake, Shamai Leibowitz, Stephen Kim, Chelsea Manning, Donald Sachtleben, Jeffrey Sterling, John Kiriakou and Edward Snowden—effectively ending the vital connection between investigative reporters and sources inside the government.

Welcome to democrazyWelcome to democrazy wrote the following post Sat, 01 Jun 2019 06:39:13 +0300
Изгнание правды.
#^Изгнание правды.

Журналист Сеймур Херш в своих воспоминаниях «Репортёр» описывает момент, когда он, будучи молодым репортёром, подслушал чикагского полицейского, который признался в убийстве негра. Полиция ложно обвинила в грабеже убитого, которого, якобы, убили при попытке бегства. Херш взволновано позвонил редактору и спросил, что делать. «Редактор убедил меня ничего не делать», - пишет он. - «Моё слово против всех копов, и все обвинят меня во лжи. Мне ясно показали – я не должен писать об этом. Но, конечно, я написал». Он написал, что испытал «полное отчаяние из-за моей слабости и слабости профессии, которая легко смиряется с компромиссом и самоцензурой».

Херш провёл самые лучшие журналистские расследования нашего времени, разоблачив программу тестирования химического и биологического оружия США на солдатах, ополченцах, пацифистах, членах Церкви адвентистов седьмого дня для определения воздействия туляремии, желтой лихорадки, лихорадки долины Рифт и чумы. Он написал о резне во вьетнамской общине Милай. Он раскрыл, что Генри Киссинджер записывает все разговоры своих заместителей в Совете национальной безопасности и следит за журналистами. Он раскрыл, как ЦРУ организовало террористические группировки для свержения чилийского президента Сальвадора Альенде, как следило за диссидентами в США, как проводило садистские пытки в тюрьме Абу-Грейб. Он раскрыл обамовскую ложь о набеге с целью убийства Усамы бен Ладена. Однако он начинает свои воспоминания с признания, которое знакомо любому репортёру: существуют привилегированные преступления, о которых вы не будете писать, если хотите сохранить свою работу. Он также очень жалеет, что решил не писать, как президент Ричард Никсон избил свою жену Пэт, после чего она оказалась в отделении неотложной помощи в Калифорнии.

Репортёры, сопровождающие военных в Ираке и Афганистане, постоянно сталкиваются со злодеяниями и военными преступлениями армии США, но они знают, что их зарплата зависит от молчания. Этот сговор между прессой и властью – фундаментальная черта журналистики, с которой, хотя бы несколько раз, смиряются даже такие смелые люди как Херш. Однако, приходит время, когда репортёры, по крайней мере, лучшие из них, решают пожертвовать карьерой, чтобы сказать правду. Именно поэтому Херш, составляя хронику преступлений поздней империи, включая пытки, ковровые бомбардировки гражданских объектов и политические убийства, попал в чёрный список СМИ США. И его увольнения из New York Times и New Yorker доказывают, что всегда некорректная пресса окончательно нейтрализована корпоративной властью. В своих воспоминаниях Херш пишет не только о своей карьере, но об убийствах независимых журналистов и о превращении новостей в огромное реалити-шоу, основанное на сплетнях, ненависти, официальных догматах, утечках и развлечениях.

Журналистские расследования зависят не только от таких репортёров как Херш, но и от людей в системе власти, которые обладают моральным мужеством для разоблачения лжи и преступлений. Ошибочно думать, что в любом, даже самом отвратительном учреждении, нет ни одного честного человека. «Есть много офицеров, включая генералов и адмиралов, которые понимали, что принятая ими присяга – обязательство защищать Конституцию, а не президента или непосредственного начальника», - пишет Херш. - «Они заслуживают моё уважение, и я уважаю их. Хотите стать хорошим военным репортёром? Найдите таких офицеров». Один из героев книги Херша – Рон Риденхур, который служил в отряде армии США во Вьетнаме, участвовал в расследовании резни в Милай и помог Хершу найти свидетелей и виновников.

Однако тотальная правительственная слежка подорвала возможность честных людей, похожих на Челси Мэннинг и Эдварда Сноудена, разоблачать преступления и оставаться в тени. Правительство Обамы обвинило 8 человек по Закону о шпионаже за утечки в СМИ: Томаса Дрейка, Шамая Лейбовица, Стивена Кима, Челси Мэннинг, Дональда Саттлбена, Джеффри Стерлинга, Джона Кириаку и Эдварда Сноудена – фактически прервав важнейшую связь журналистов с источниками внутри правительства. Эти правительственные преследования оставили разоблачения правительственной лжи и преступности только хакерам. Но такие хакеры как Джулиан Ассанж и WikiLeaks, которые публикуют разоблачающие документы, преследуются ещё беспощаднее. Цель корпоративного государства – тотальное сокрытие всей его деятельности, особенно преступной. И эта цель почти достигнута.

Херш несколько раз пишет в своих воспоминаниях, что подобно всем хорошим журналистам, он часто сражался со своими редакторами и коллегами, а также с правительством и корпорациями. На большинстве кабельных каналов и в большинстве новостных газет, типа New York Times, существует особый тип журналистов, которые зарабатывают себе на жизнь ролью придворных писателей для власть предержащих. Время от времени они могут критиковать отдельных политиков, но не саму систему власти, основанную на корпоративном капитализме и интересах правящих элит. Они ненавидят таких репортёров как Херш, которые разоблачают их сговор.

В 1967 году по инициативе Бертрана Рассела в Европе состоялся международный трибунал по военным преступлениям. В это время США воевали с Вьетнамом. На этом трибунале были заслушаны показания трёх американских солдат, которые рассказали, что солдаты постоянно и бесконтрольно стреляют в деревнях, убивая множество гражданских лиц, но на это не обращается внимания. Большая часть американской прессы отрицала выводы этого трибунала. Иностранный обозреватель New York Times Сульцбергер осуществлял злобные нападки на знаменитого философа, математика и лауреата нобелевской премии, которому тогда было 94 года. Сульцбергер, принадлежащий к семье, которая владела этой газетой, писал, что Рассел «пережил свою здравую идею и превратился в глину в недобросовестных руках». Этот трибунал, - писал Сульцбергер, - «не может быть справедливо положен к ногам истощённого коллеги, чьё тело оказалось выносливее его мозга».

Однако, Херш внимательно отнёсся к свидетельствам в трибунале и написал про резню в Милай. Но СМИ не пишут об этом. Такие журналы как Life и Look никогда не опубликуют такие истории. «Я был опустошён и напуган масштабами самоцензуры, с которой я столкнулся в своей профессии», - написал Херш. В конце концов, ему удалось опубликовать свою статью только в неизвестном антивоенном источнике Dispatch News Service. Такие центральные СМИ как New York Times, Newsweek и Time проигнорировали эту историю. Херш продолжал копать и обнаружил более мрачные факты об этой резне. Это преступление было слишком серьёзным, чтобы проигнорировать его, как сначала пытались сделать все СМИ. В 1970-м году Херш получил Пулитцеровскую премию за международные репортажи. За массовое убийство 106 мужчин, женщин и детей наказали лишь одного лейтенанта Уильяма Кэлли, который просидел в тюрьме только 3 месяца и 13 дней.

Газеты типа New York Times гордятся своим особым доступом к власть предержащим, даже если этот доступ формирует пропаганду в интересах элиты. Это стремление к доступу (которое, по мнению новостных организаций, придаёт им престиж и внутренний статус, хотя почти вся их информация – ложь и полуправда) унижает положение таких репортёров как Херш на фоне большинства редакторов и репортёров СМИ. Херш, который много проработал в New York Times, описал, как работал репортёр Бернард Гверцмен, писавший о Генри Киссинджере и Совете национальной безопасности.

«Почти ежедневный ритуал Берни поразил меня», - пишет Херш. - «Вечером, около 5 часов, секретарь Макса Френкеля приходил к Берни и говорил, что Макс (глава вашингтонского отделения Times) звонил по телефону «Генри» и вскоре перезвонит ему. Разумеется, через мгновение Берни уже начинал царапать заметки о словах Киссинджера (он слушал гораздо больше, чем говорил) и так появлялась статья о внешней политике, которая следующим утром неизменно появлялась на передовице, украшенная цитатами неназванного высокопоставленного правительственного чиновника. Через пару недель наблюдения за этим я спросил всегда приветливого и прямого Берни: проверял ли он, что ему говорили Киссинджер, госсекретарь Билл Роджерс или Мэл Лэрд из Пентагона? «О, нет», - ответил он. - «Если я сделаю это, Генри перестанет с нами говорить»».

Washington Post написал об Уотергейте – как оперативники из Белого дома Никсона ворвались в июне 1972 года в штаб-квартиру Демократического национального комитета в офисном комплексе Уотергейт в Вашингтоне. В это время Херш работал в New York Times. Киссинджер заявлял (Херш пишет, что Киссинджер «лгал так, как большинство людей дышат»), что это событие не имеет большой важности, именно поэтому редакторы New York Times проигнорировали его. Однако, раздосадованная скандальной популярностью Washington Post, редакция этой газеты всё-таки бросила Херша на эту историю, хотя главный редактор Абэ Розенталь со смесью презрения и боязни называл Херша «мой маленький коммуняка».

Херш покинул эту газету после масштабной разоблачительной статьи, которую он вместе со Джеффом Гертом написал о корпорации Gulf and Western, занимавшейся мошенничествами, злоупотреблениями, уклонениями от налогов. Робкие редакторы сильно пригладили и урезали эту статью. Генеральный директор Gulf and Western Чарльз Блудорн тесно общался с публикатором Артуром Сульцбергером. Блудорн использовал свои связи в прессе для дискредитации Херша и Герта и оказания давления на New York Times с помощью обвинительных писем и угрожающих звонков. Когда Херш подготовил статью из 15000 слов, коммерческий редактор Джон Ли и «кучка дебильных подлиз» испугались оказаться в суде и зарубили статью. После этого он уже никогда не работал в газетах.

«Это разочаровало и обессилило меня», - пишет Херш. - «Истории о корпоративной Америке истощили мою энергию и расстраивали моих редакторов. Я боялся, что нет никакой управы на корпоративную Америку: жадность победила. Уродливая история Gulf and Western шокировала издателя и редакторов до такой степени, что они совершенно испортили хорошую работу, проведённую мной и Джеффом. Не было той смелости, которую New York Times показала в противостоянии с президентом и генеральным прокурором в скандале 1971 года с пентагоновскими документами». Однако он продолжил разоблачать ложь официальных лиц. Например, в 1985 году сотрудник военно-морской разведки Джонатан Поллард был пойман на шпионаже в пользу Израиля и приговорён к пожизненному заключению. Именно Херш обнаружил, что Поллард украл документы о том, как США шпионят за СССР. Херш написал, что израильское правительство «продало информацию Полларда Москве в обмен на эмиграцию советских евреев с навыками и опытом, необходимыми Израилю». В 2015 году Поллард был освобождён под сильным давлением Израиля и эмигрировал туда.

Поздняя часть карьеры Херша оказалась самой печальной. Он писал для New Yorker, когда президентом стал Барак Обама. Редактор журнала Дэвид Ремник тесно общался с Обамой и боялся обидеть президента. Когда Херш разоблачил ложь правительства Обамы об убийстве Бен Ладена, журнал запретил его статью, напечатав вместо неё правительственную точку зрения, высказанную одним морским пехотинцем. В знак протеста Херш уволился. Он опубликовал свою статью в London Review of Books, и это стало началом его зарубежных публикаций. Сейчас, когда нам особенно нужны такие отличные журналисты как Херш, они почти полностью исчезли. Демократия, в лучшем случае, лишь терпит их. А неполноценная демократия, вроде нашей, изгоняет их, и тем самым убивает прессу.

Источник: Banishing Truth, Chris Hedges, Truthdig, popularresistance.org, December 26, 2018.

#capitalism #democracy #democrazy #journalism #history #humanism #obama #property #revision #usa #war #west
Tags: #capitalism, #democracy, #democrazy, #history, #humanism, #journalism, #obama, #property, #revision, #usa, #war, #west
Subscribe

  • (no subject)

    The Sons of Torum (Toorumin pojat) - English version Directed by Lennart Meri The Sons of Torum (Toorumin pojat) - English version by…

  • (no subject)

    « Орел вспоил на своих мелких водах столько русских литераторов, сколько не поставил их на пользу родины никакой другой русский город». Н.С.Лесков.…

  • (no subject)

    Winds of the Milky Way - English version Directed by Lennart Meri Winds of the Milky Way (Linnutee tuuled) - English version by zlaxyi…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment